В старших классах я мечтала любить до бабочек в животе, а возненавидела до скрежета зубов, до вскипания крови, и до желания хорошенько вдарить. И «ненависть» было самым мягким словом, которым я могла описать своё к ней отношение. К Вике, девушке, что старалась, во что бы то ни стало, разрушить весь тот карточный домик, что я выстроила своим тщеславием и желанием быть лидером. Она стала моей личной расплатой в реальности, за все те фантазии, что я выдала за правду. И стало очевидно, что между реалисткой и жуткой фантазёркой возникла страшная война, проигрывать в которой я не собиралась. Но война приняла странный оборот, стоило моей фантазии ожить и принять мою сторону.